17:32 

Про Белив

Qinste
Я просто обожаю этот фест :heart: Очень хотела поучаствовать в этом туре. В морозилке накопилось три котика, но размораживать их было лень, поэтому решила заморозить нового. Прилежно изучила заявки всех туров, выбрала примерно 50 понравившихся, потом из 50-ти отсортировала 10... А потом взгляд наткнулся на ангстовую заявку Тонкс/Снейп, да еще вспомнились книжки про маньяков, которые читала этой осенью... :alles:
Начала лениво раздумывать над фиком, но тут внезапно и подло подкрался дедлайн, и оказалось, что до часа X осталось всего ничего. Очень кстати вспомнились слова какого-то автора о том, что начинать рассказ надо ближе к концу. Решила последовать совету и урезала весь сюжет до финальной сцены. :-D

И да, мой фик занял почетное последнее место


Наверное, сюжеты надо делать менее крэковыми, но что-то про другие мне в последнее время ни писать, ни читать не интересно :alles:
А еще жаль, что весеннего тура не будет. Очень уж хотелось посмотреть, что за зверь такой "мини-тур"



Фанфик по заявке № 33 (одиннадцатый тур)
Нимфадора Тонкс/Северус Снейп. А+ «— Я не Лили. Но могу ей стать. Хочешь?»

Название: Имитация
Автор: Qinste
Рейтинг: PG-13
Тип: гет
Пейринг: Северус Снейп/Нимфадора Тонкс
Жанр: ангст
Размер: мини, 1773 слова
Аннотация: Снейп похищает Нимфадору Тонкс и держит ее взаперти
Отказ: все права на персонажей принадлежат Дж. Роулинг
Комментарий: написано на Фест редких пейрингов «I Believe»
Предупреждения: АУ (герои остались живы после событий седьмой книги), тлен и безысходность, сомнительный хэппи-энд
Скачать файл для чтения: fb2 | doc

Годы напролет он искал, во что бы
воплотить свое безумие. И нашел меня.
Дж. Фаулз, "Коллекционер"


Снейп кладет на поднос несколько бутербродов и, левитируя его за собой, спускается в подвал. Он сдвигает засов и толкает тяжелую дверь. В нос ударяет затхлый запах. Внутри темно и душно. Тусклая лампочка освещает скудную обстановку комнаты: серые стены без окон, мутное, засиженное мухами, зеркало, покосившийся стол, да смятую, не слишком чистую постель.

Тонкс уже топчется на пороге, будто и не уходила отсюда с прошлого вечера. Она переминается с ноги на ногу будто школьница, которая весь день учила урок и которую никак не вызовут к доске.

– Доброе утро! – она не выдерживает и неуклюже бросается к нему с объятиями.

Снейп терпит несколько секунд, а потом, приложив усилия, скидывает ее руки со своих плеч.

– Время завтракать, – он взмахивает палочкой, и поднос вплывает в комнату.

Тонкс хватает поднос прямо из воздуха, падает на расстеленную кровать и откусывает сразу половину бутерброда.

– Очень кштати, – говорит она с набитым ртом. – Тебя так долго не было. Думала, помру с голода.

Снейп раздраженно думает, что его не было всего несколько часов, но не возражает. Очевидно, для человека, запертого в подвале, время становится понятием растяжимым.

– А мне показалось, что прошла целая вечность, – произносит Тонкс, словно читая его мысли. Она торопливо расправляется со своим завтраком и поминутно поглядывает на Снейпа, будто опасаясь, что он исчезнет, стоит ей зазеваться.

Снейп присаживается на край стола и, скрестив руки на груди, ждет, пока она закончит.

– Ну, и как успехи? – интересуется он.

Тонкс бросает на него быстрый взгляд и перестает жевать. Она шумно сглатывает и переводит взгляд на колдографию, приколотую к стене над кроватью.

Снейп тоже пристально всматривается в изображение. В подвале душно, а там, внутри этого бумажного мирка неистовствует ветер. В волосах Лили трепещется желтый осенний лист, рыжие пряди развеваются подобно языкам пламени. Снейпу начинает казаться, что он сейчас задохнется. Он шумно вздыхает и тянет вниз воротник мантии, но легче не становится, вряд ли в затхлом воздухе подвала есть хоть капля кислорода. Он и сам не понимает, как Тонкс сидит тут круглые сутки и все еще не задохнулась.

– Продемонстрируй, чего ты добилась, – говорит он.

Тонкс хватает грязными пальцами прядь тусклых волос и начинает нервно теребить их. Ее лицо приобретает странное выражение.

– Я полночи тренировалась, – Снейп отмечает, что, судя по углубившимся теням под глазами, она говорит правду. – Надеюсь, тебе понравится.

Тонкс закусывает губу, неуклюже вскакивает с кровати и подходит к потемневшему от времени зеркалу. Она сжимает губы и прищуривается. Потом на мгновение зажмуривается, и фиолетовые пряди волос вдруг начинают вытягиваться, наливаясь медным цветом

Тонкс распахивает зеленые глаза.

– Уже лучше?

Снейп придирчиво изучает ее с ног до головы.

Перед ним сестра-близнец Лили, но не сама Лили Эванс. Как и прежде, это всего лишь дубликат, копия, вылепленная неумелым мастером. Он поднимает руку и, прикоснувшись к медному локону, с отвращением замечает в нем несколько отдающих синевой волосков.

Снейп быстро отдергивает руку. В груди поднимается волна раздражения.

– Очень плохо, – шипит он. – На редкость неудачная копия.

– А по-моему, очень похоже! – с негодованием восклицает Тонкс.

– Ты плохо стараешься.

Тонкс сдувается будто мяч, из которого выпустили воздух. Ее плечи безвольно опускаются, глаза становятся какого-то мышиного оттенка, волосы тускнеют и теряют длину.

– Я делаю, что могу, – бормочет она.

– Может, если бы хоть немного любила меня, то проявляла чуточку больше усердия, – ледяным тоном заявляет Снейп.

– Как ты можешь так говорить?!– в ее глазах появляется лихорадочный блеск. – Да ради тебя я готова умереть!

Снейп скептически поднимает бровь, и Тонкс торопливо продолжает:

– Может... может, ничего не выходит, потому что я день и ночь сижу в этом подвале. Я ведь света белого не вижу, Северус. Может... мне стоит немного погулять на свежем воздухе? Здесь очень душно и воняет, как будто под кроватью гиппогриф сдох. Можно я немного погуляю в саду?

Снейп задумчиво рассматривает ее, а потом бросает:

– Нет.

– Ты ведь не думаешь, что я могу сбежать? – в ответ он не говорит ни слова, и Тонкс быстро произносит, опасаясь, что ее перебьют: – Если так, то выбрось эти мысли из головы. Ведь я люблю тебя, черт возьми! И думаю, что дело тут даже не в зелье. Я понимаю, ты немного тронулся умом после случая с змеей. Депрессия и все такое... Да и кто бы не тронулся на твоем месте... Черт возьми, Снейп, да ты просто рехнулся, с катушек съехал, повредился рассудком, по тебе психушка пляшет! – в ответ он холодно усмехается, и Тонкс продолжает скороговоркой: – Но я все равно люблю тебя и ничего не могу с собой поделать. Пожалуйста, дай мне погулять вокруг дома, обещаю, что не сбегу. Я ведь просто не в состоянии никуда от тебя уйти...

– Это невозможно. Кто-нибудь может тебя заметить. Авроры объявили поиски, и люди начнут разбираться, в чем дело. Меня на долгие годы упекут в Азкабан. Ты этого хочешь?

Тонкс мотает головой

– Нет, Мерлин, конечно, нет!

Снейп тяжело вздыхает и некоторое время смотрит на нее безучастным взглядом, потом вытаскивает из кармана зелье. Тонкс широко раскрытыми глазами следит за каждым его движением.

Повертев в пальцах пузырек, он откупоривает его и резко ставит на стол.

Несколько мгновений зелье внутри пузырька движется, завиваясь перламутровыми спиралями. Комната наполняется знакомыми запахами. Для каждого человека амортенция пахнет по-своему. Снейп ощущает запах сушеного лирного корня, нового пергамента и прелой листвы. Что чувствует Тонкс, Снейп не знает, да и не хочет выяснять.

– Северус, пожалуйста, не надо. С прошлого приема не прошло и недели. А после него я болею и становлюсь совсем дурная, в животе режет и голова будто ватная.

– Пей, – приказывает Снейп.

Тонкс медлит, и Снейп начинает раздумывать, не стоит ли обездвижить ее и влить зелье силой, как в первый раз, но понимает, в этом нет необходимости. Амортенция создает непреодолимое влечение к тому, кто его сварил. Зелье, выпитое Тонкс на прошлой неделе, все еще действует, и если Снейп прикажет слизать грязь с его сапог, она в любом случае сделает это.

Поморщившись, она выпивает зелье.

– Что ты чувствуешь? – безучастно интересуется Снейп.

Тонкс глупо таращит на него глаза.

– Ты такой красивый, – она облизывает покрытые сухой корочкой губы.

Снейп усмехается.

– А теперь продемонстрируй свои способности. Превратись в нее.

Тонкс не реагирует, с обожанием пялясь на него. Снейп вскидывает брови, и она вздрагивает, приходя в себя.

– Хорошо. Я не Лили, но стану ей, если хочешь, – она с неохотой отводит взгляд и зажмуривается, что есть силы сжимая кулаки. От напряжения болезненно бледное лицо покрывается пунцовыми пятнами.

Наконец она снова открывает глаза, и у Снейпа перехватывает дыхание.

Лили мягко улыбается ему, и один уголок губ привычно поднят выше другого. Снейп замечает знакомую родинку над губой и россыпь веснушек на носу, видит карие крапинки в изумрудных радужках глаз.

Снейп судорожно вздыхает. Перед ним его Лили. На этот раз это сама Лили Эванс, а не ее бездарная копия. Она такая, какой была запечатлена на единственной сохранившейся у него колдографии. Точно такая же, какой он видел ее в последний раз.

Снейп привлекает ее к себе, запускает руку в рыжие волосы и с жадностью вдыхает их запах.

Как он мог жить без нее все это время?

– Люблю тебя, – хрипло шепчет Лили, и голос этот принадлежит Нимфадоре Тонкс. Снейпа словно окатывает ледяной водой.

Он резко отстраняет ее от себя.

– Заткнись! – шипит он. – Твой голос...

Но момент упущен, от наваждения не остается и следа.

Тонкс делает шаг назад и умудряется удариться ногой об угол стола.

– Извини.

– Заткнись! – повторяет Снейп. Потом хватает Тонкс за плечи и лихорадочно всматривается в ее лицо.

Мерлин, как он мог поверить, что это она! Перед ним по-прежнему двойник, всего лишь никчемный дубликат. Подделка. В этих двоих нет ничего общего, кроме небольшого внешнего сходства. Даже росту в Тонкс дюймов на пять меньше.

Снейп медленно отпускает ее плечи.

– Что-то не так? – взволнованно спрашивает Тонкс и привычным жестом накручивает прядь волос на палец.

Снейп приходит в бешенство. Он выхватывает палочку и сжимает ее руке.

Тонкс смотрит на него затуманенным взором. Ее взгляд жадно скользит по его лицу, мечется от глаз к губам и обратно. Снейп пятится назад и замирает. На него вдруг накатывает бесконечная усталость. Он мрачно наблюдает за Тонкс. На какой-то миг у него возникает непреодолимое желание направить на нее палочку и произнести заклинание. Это ведь так просто. Или напоить ее ядом вместо приворотного зелья. Или применить заклинание забвения и вышвырнуть на улицу.

А может, стоит просто запереть подвал и забыть о ее существовании? Забыть о своем жалком, импульсивном желании создать копию Лили. Уничтожить воспоминание о попытке вернуть смысл жизни и воскресить прошлое.

Снейп не знает, что на него нашло той ночью. Идея возникает неожиданно, когда он возвращается из паба и встречает Нимфадору на пустынной улице. Все происходит само собой. Она приятельски улыбается ему, и волосы у нее точно такого же рыжего цвета, как у Лили. Снейп сухо прощается и уходит, но что-то останавливает его. В затуманенном мозгу подобно разряду электрического тока проскакивает причудливая мысль.

Он возвращается и бесшумно идет следом, пока они не оказывается в темном закоулке. Что-то не дает ему просто аппарировать домой.

Теперь он знает, что это. Безумие. Только безумец может пытаться нарастить кожу, кровь и мясо на выкопанный из земли скелет.

Никто и никогда не сможет заменить ему Лили Эванс. Она ушла навсегда, прошлого не оживить. Снейп словно приходит в себя после долгого сна. Он с горечью наблюдает, как все, что было его последней надеждой, рушится в бездну.

Снейп вздрагивает от прикосновения. Тонкс сжимает его ладонь и пытается заглянуть в глаза. Кажется, она начинает понимать, что происходит.

– Все в порядке? – глаза ее влажно блестят. Снейп отстраненно думает о том, что первый раз видит ее слезы. Раньше она никогда не плакала. Даже в свой первый день здесь. – Пожалуйста, не уходи, я не могу без тебя. Не оставляй меня одну!

Снейп безразлично смотрит в ответ. Он стряхивает с себя ее руку и направляется к двери.

– Никуда ты не уйдешь! – вопит вдруг Тонкс.

Снейп резко оборачивается. Перед тем, как потерять сознание, он замечает металлический отблеск подноса в ее высоко поднятой руке.

***


Тонкс выходит из подвала, засовывает палочку Снейпа в задний карман джинсов и закрывает за собой дверь. Она прижимается горячим лбом к доскам и лихорадочно пытается вспомнить состав амортенции. В памяти всплывает картина десятилетней давности. Нескладный молодой преподаватель расхаживает перед классом "бездарных тупиц" и читает лекцию о приворотных зельях.

Кажется, майоран, белладонна и печень лягушки. Или жабья желчь?.. Да, точно жабья желчь.

А ведь в школе Тонкс его терпеть не могла. Вот идиотка.

Тонкс проводит дрожащими пальцами по засову и с грохотом задвигает его на место.

– Никуда вы от меня не денетесь, проф, – бормочет она и чувствует, как ее начинает переполнять радость. – Теперь ты мой на веки вечные. Навсегда, пока смерть не разлучит нас.

Никогда еще Тонкс не была так счастлива. На ее губах расцветает широченная, от уха до уха, улыбка.

@темы: фики, фесты

URL
   

Зловещий лес

главная