Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
07:55 

Про Британский флаг

Qinste
Мои УГ-фики с БФ, занявшие почетные последние места :vict:
За Снейпа-змия даже кто-то проголосовал, спасибо, добрые люди :beg: И картинка в тему (сневилл, наверное, но все же :D ):

Согласна почти со всем, за что пинали в обзорах. Конечно, фички стоит еще повылизывать, поработать над стилем и обоснуем... но мне лень. :facepalm: Поэтому пусть остается так, как есть
Вообще что касается формата конкурса - мне не понравилось писать в спешке и в неадеквате, больше так не хочу. Но было весело. Так что если в следующий раз понравится тема - все равно приду. Поберегись, БФ, да

Название: Шорох
Автор: Qinste
Рейтинг: PG-13
Тип: джен
Персонажи: ГП, СС
Жанр: ангст, стеб
Аннотация: про то, как Снейп уполз
Отказ: все права на персонажей принадлежат Дж. Роулинг
Статус: закончено
Примечание: Написано на конкурс Британский флаг - 7 на тему "Черное и белое"

Ночь незаметно опустилась на площадь Гриммо и окутала дом темнотой. Змееподобная люстра качнулась от сквозняка. Зыбкие тени ожили и поползли по обшарпанным стенам.

Гарри вздохнул и помешал ложечкой остывший чай, потом отодвинул чашку и бездумно уставился в черноту за окном. Тоскливые мысли ворочались в голове, не давая забыться сном. Слишком много воспоминаний. Слишком многих пришлось принести в жертву прежде, чем Волдеморт был побежден.

С недавних пор Гарри начал ненавидеть сумерки — эти ненавистные часы перед сном. Наверху раздавался звон посуды и глухое ворчание Кричера. Вечно недовольного домового эльфа сложно назвать приятным собеседником, но Гарри был рад и такой компании. Мысль остаться одному в пустом доме отзывалась жгучей тоской в груди.

Наверху раздался звон разбитого стекла, и послышалась ругань Кричера. Гарри устало оперся руками о стол, собираясь встать, но заметил едва уловимое движение. Он бросил взгляд в окно и замер, ноги словно приросли к полу. За грязным стеклом белело лицо с пустыми и черными как угли глазами.

— Что за... — Гарри бессильно опустился на стул и вцепился в скатерть. — Это невозможно...

Мертвенно бледное пятно продолжало маячить на фоне оконного проема. Гарри встал, отодвинув ослабевшими руками стул. В тот же миг лицо метнулось и исчезло.

Словно очнувшись, Гарри вытащил палочку и бросился к двери. Снаружи стояла мертвая тишина. Обветшалые дома тесно жались друг к другу на противоположной стороне улицы. Гарри поводил палочкой из стороны в сторону, слабый огонек высветил лишь длинную борозду, прочерченную через ворох опавших листьев, словно что-то тяжелое тащили по земле.

***

— Но этого не может быть, Гарри, — безапелляционно заявила Гермиона, она недовольно покачала головой в камине. — Мы с тобой видели своими глазами, как Снейп умер.

Гарри опустился в кресло и обхватил голову руками.

— Я знаю, — медленно произнес он. — Но это был именно он. Просто стоял и смотрел на меня.

— Тебе показалось, Гарри. Ты переутомился.

— Усталость здесь ни при чем.

— Ты слишком мало спишь. Не забывай пить успокаивающие зелья, которые я присылала.

Гарри устало потер переносицу.

— Они плохо помогает. Разные мысли лезут в голову и не дают уснуть.

— Какие мысли?

Гарри молча уставился перед собой.

— Неважно, — сказал он.

Гермиона поджала губы.

— Послушай, Гарри, ты должен перестать терзать себя. В том, что все эти люди погибли, нет твоей вины. Снейп привиделся тебе из-за того, что ты считаешь себя виноватым. Но это не так, ты сделал все, что мог.

— Ты не понимаешь. Снейп был самым храбрым человеком, которого я знал. Он столько сделал для меня. Для всех нас. Шпионил для Ордена Феникса, ежедневно подвергал себя опасности... И в конце концов пожертвовал жизнью. А я... я вел себя как полный придурок.

— Не кори себя. Снейп, конечно, был героем, но не самым приятным человеком. Неудивительно, что все считали его настоящим мерзавцем.

За стеной раздались пронзительный писк и глухие удары. Гарри вздрогнул.

— В чем дело? — обеспокоенно спросила Гермиона.

— Наверное, Кричер так увлекся подслушиванием, что наступил на крысу, — усмехнулся он. — Не обращай внимания.

— Просто пообещай, что будешь больше отдыхать. На днях я пришлю тебе умиротворяющий бальзам.

— Я не сумасшедший!

— Гарри...

— Ведь Снейп мог выжить? Я имею в виду, чисто теоретически это вполне возможно. Кто-то мог вернуться и спасти его.

— Если рассуждать логически, это крайне маловероятно.

— Но ведь в Визжащей хижине не оказалось его тела!

— Не знаю, кто и с какой целью забрал тело, но ни один человек не может долго протянуть с такими ранами. Когда мы уходили, Снейп был уже мертв.

— Но кого тогда я видел в окне?

— Хорошо, — сказала Гермиона. — Предположим, это был Снейп. Почему тогда он скрылся и не поговорил с тобой. Что ему было нужно?

Гарри передернул плечами.

— Это и кажется странным. Он выглядел не совсем здоровым. Был похож... на мертвеца. Может быть, он болен и ему нужна помощь?

— Вряд ли, Гарри, — вздохнула Гермиона.

— Так или иначе, я должен проверить.

— Что ты собираешь делать?

— Ничего противозаконного. Просто наведаюсь в дом Снейпа. Если он там был, наверняка, остались следы. Я должен убедиться.

***

Вода в реке казалась вязкой от грязи. Волны вздымались над мутной поверхностью словно спины лоснящихся змей. Гарри перелез через ржавые перила, ограждающие заброшенную улицу от реки, и зашагал по усыпанной желтыми листьями дороге. Дом Снейпа ютился в самом конце лабиринта полуразрушенных домов.

Дверь с облупившейся краской легко поддалась, и Гарри вошел внутрь.

Воздух в доме был пропитан запахом гнилого дерева. Паутина облепила стены с ветхими обоями, рассохшиеся шкафы и старую мебель покрывал густой слой пыли.

Несмотря на то, что гостиная производила нежилое впечатление, Гарри методично обошел комнату за комнатой, пока не добрался до небольшого чердака.

Он зажег свет на кончике палочки и поднялся по скрипящим ступенькам. В нос ударил сладковатый запах. Под ногами что-то хрустнуло. Гарри наклонился и брезгливо стряхнул с подошвы ботинка раздавленный мышиный скелетик.

Пол чердака был устлан птичьими и мышиными останками: крошечными скелетами с налившими на них шерстью и перьями. Кости лежали на черном от грязи полу парой белых колючих горок.

Гарри зажал нос рукой и попятился, борясь с приступом тошноты.

Он спустился вниз и выскочил из дома. Гарри остановился возле засохшего дерева, пытаясь прийти в себя и отдышаться. Хотелось скорее покинуть это место.

Тишину улицы нарушил странный звук — долгий протяжный шорох листьев. Звук раздавался из-за дома. Гарри судорожно вздохнул и, выхватив палочку, быстро направился туда — но за домом было так же тихо и пусто, как и на всей улице.

***

Зевая, Гарри спустился в гостиную. Ночью опять снились беспокойные сны, голова раскалывалась с самого утра. Он не выспался и чувствовал себя полной развалиной. Теперь в коллекцию кошмаров добавился еще один — белое лицо на фоне черного прямоугольника окна.

Гарри устроился в облезлом кресле и позвал Кричера. Прошло около четверти часа, прежде чем на пороге появился домовой эльф. Кричер прошаркал через комнату и, недовольно звякнув посудой, опустил на столик грязный поднос. Гарри с тоской посмотрел на подгоревшие тосты и чашку остывшего кофе.

— Не мог бы ты в следующий раз хотя бы подогреть кофе.

— Как скажете, хозяин, — поклонился эльф и, окинув его взглядом водянистых глаз, добавил вполголоса: — Кричеру некогда подогревать кофе, хозяин такой неряшливый, из-за него в доме завелась колдовская моль, теперь Кричеру придется потратить весь день, чтобы ее вывести... бедный старый Кричер, раньше дом был чистым и опрятным, а теперь, когда в доме поселился мерзкий Гарри Поттер, стены разваливаются на глазах...

— О какой моли ты толкуешь? — спросил Гарри.

— Разве хозяин не слышал ночью, как на чердаке что-то громыхало?

Гарри потер висок. Головная боль и бормотание Кричера выводили его из себя.

— Наверное, это крысы, они расплодились, потому что ты бросаешь припасы, где попало, — перед глазами встала картина, увиденная в Тупике прядильщиков, и Гарри снова передернуло от отвращения. Он понятия не имел, какое животное могло сотворить такое.

— Наверное, на чердаке завелись крысы, хозяин, — согласился эльф и проворчал со злостью, не сводя взгляда с протертого до основания ковра: — Тупой хозяин, все крысы куда-то исчезли, Кричер уже несколько дней не видел ни одной, разумеется, это была моль, огромная гадкая моль, пожирает стены дома, раньше ее не было, пока Гарри Поттер не начал водить сюда своих дружков, маггловское отродье и грязные выродки Уизли, они занесли в дом заразу, здесь все провоняло от их мерзкого запаха, бедный Кричер задыхается от вони, до тех пор, пока не появился новый хозяин, в благородном доме Блэков не было никакой моли...

— Да, да... — перебил его Гарри. — Твоя прекрасная хозяйка пришла бы в ужас и все такое. А теперь оставь меня одного. Голова раскалывается от твоего бормотания.

Кричер поклонился и ушел, ворча вполголоса проклятья. Гарри с отвращением посмотрел на поднос и откинулся на спинку кресла, аппетит у него пропал.

Кто-то поскреб по стеклу, и Гарри, вздрогнув, бросил быстрый взгляд в окно. Он облегченно выдохнул, на грязном подоконнике сидела большая серая сова. Гарри впустил ее в гостиную и отвязал с лапки обрывок пергамента, исписанный почерком Рона.



"Привет, Гарри!

Собираюсь заглянуть к тебе. Гермиона очень занята, пишет очередное заумное эссе. Она вообразила себя заботливой мамочкой и попросила передать тебе умиротворяющий бальзам. Сказала, что тебе мерещится всякое. Надеюсь, Гермиона сильно преувеличивает, и ты не слетел с катушек. Напиши, в какое время точно будешь дома. Не хочу передавать бальзам через этого мерзкого домового эльфа.

До встречи,

Рон."




Гарри написал ответную записку о том, что будет ждать Рона сегодня вечером, и привязал ее к лапке совы. Он бросил взгляд на поднос с подгоревшими тостами. Птица ухнула и раздраженно тряхнула головой.

— Кричер! — позвал Гарри. — Принеси печенье!

Кричер не отозвался. Гарри вздохнул и сказал сове:

— Извини. Боюсь, его придется ждать до вечера. Сейчас сам принесу тебе угощение.

Когда Гарри вернулся с парой крэкеров в кармане, птицы уже не было, лишь осталось ее серое перышко на столе. Гарри смахнул его на пол и закрыл окно.

***

К вечеру Кричер так и не появился, назло Гарри он весь день где-то прятался.

Гарри сам приготовил себе ужин и стал дожидаться Рона, задумчиво глядя на тусклый огонь в камине. Хотелось поговорить хоть с кем том, кроме выжившего из ума эльфа, и развеяться от тоскливых мыслей.

Но Рон так и не пришел. Гарри отправился в ненавистную постель и проворочался до самого утра, пытаясь уснуть. В голову лезли воспоминания о событиях последних месяцев. Кроме того, перед внутренним взором постоянно маячило бледное пятно с черными прорезями глаз.

Гермиона сказала, что у него депрессия, и, если пить зелья, проблемы со сном скоро пройдут. Хотелось верить, что это так.

***

Следующим утром Гарри едва успел выйти из спальни, как в камине заплясали зеленые языки пламени. В его закопченных стенках возникла голова Молли Уизли. Вид у нее был взволнованный и раздраженный.

— Ох, здравствуй, Гарри! Рада, что ты уже не спишь.

— Доброе утро, миссис Уизли.

— Рон все еще у тебя? Передай что, я надеру ему уши, как в детстве. Он никого не предупредил, что останется у тебя, я очень обеспокоилась, когда узнала, что он не ночевал дома.

— О чем это вы?

— Что значит, о чем? — быстро спросила она. — Я только что разговаривала с Гермионой, она сказала, что Рон присылал тебе сову и не дождался ее возвращения. Поэтому сам отправился к тебе, чтобы убедиться, что все в порядке.

Гарри ощутил смутное беспокойство.

— Не понимаю... — сказал он. — Я отправил сову с ответной запиской, сказал, что буду ждать Рона вечером. Но он... он не пришел.

Миссис Уизли изменилась в лице.

— Мерлин, где же он тогда? Рон никогда не уходил надолго из дома, никого не предупредив.

— Уверен, он скоро объявится, — пытаясь ее успокоить, Гарри улыбнулся, но при виде ее натянутой улыбки Молли пришла в еще большее волнение.

Как только ее голова исчезла из камина, Гарри торопливо распахнул дверь:

— Кричер! — заорал он. — Кричер, к нам не приходил Рон?

Никто не ответил. Гарри охватило нехорошее предчувствие. Эльфа не видно было уже вторые сутки, раньше он никогда не прятался так долго. А теперь и Рон пропал. Видение в окне, игра в прятки Кричера, странным образом пропавшая почтовая сова, исчезновение Рона... Слишком много совпадений для нескольких дней.

Гарри вспомнил, что Кричер говорил о странных звуках на чердаке и о том, что собирается выводить моль. Словно в подтверждение этих мыслей с верхнего этажа раздался грохот.

Гарри вытащил палочку и вышел из комнаты.

***

Лестница на пятый этаж была устлана дорожкой из серых перьев, которая заканчивалась прямо перед дверью чердака. Гарри вспомнил о почтовой сове Рона и о ее перышке, оставшемся лежать на столе.

Гарри распахнул дверь и осторожно вошел внутрь. Через крошечное окно пробивался тусклый свет. В его косых лучах клубилась облака пыли. Первое, что бросилось в глаза — десятки крысиных скелетов, разбросанных по полу. Гарри вздрогнул — картина была знакомой.

Он шагнул на скрипящие половицы и вскрикнул, обнаружив за дверью человеческий скелет.

На костях темнели остатки плоти. Сначала он принял его за скелет ребенка, но Гарри никогда не встречал детей с такой большой головой и такими длинными руками. На полу валялась грязная тряпка, в которой он узнал набедренную повязку Кричера. Гарри снова перевел взгляд на скелет.

Перед ним были обглоданные останки домового эльфа.

Гарри шумно втянул воздух.

— О господи!

Он попятился и наткнулся на груду старого тряпья, запятнанного чем-то красным. Под тряпками что-то лежало. Гарри словно окатило ледяной водой, он понял, что увидит, если сдернет ткань. Ему захотелось броситься вон, чтобы никогда не узнать, что скрыто кучей тряпья, но ноги точно приросли к полу.

Он протянул дрожащую руку к груде и медленно стянул истлевшую ткань.

Под ней лежало месиво из костей, рыжих волос и склизкой полупереваренной плоти.

Гарри упал на колени, и его вырвало.

— Нет... О боже, нет...

Гарри отвернулся и вытер рот тыльной стороной ладони, он почувствовал, как по его щекам бегут слезы. Спотыкаясь и не разбирая дороги, он побрел вниз.

Он подошел к камину и сунул трясущуюся руку в банку с летучим порохом. За спиной послышался шорох, и Гарри с ужасом осознал, что в комнате кто-то есть. Он медленно обернулся.

Это был Северус Снейп.

Он сидел в кресле, закрыв глаза, и не двигался. Гарри показалось, что он не дышал.

— Снейп? — хрипло спросил Гарри.

Снейп не шелохнулся, он выглядел в точности как мертвец. Гарри вытащил палочку и на деревянных ногах подошел к креслу. Мертвенно бледное лицо казалось абсолютно белым на фоне черных, слипшихся от грязи волос. В уголке плотно сжатого рта прилипло серое перышко.

Шумно сглотнув, Гарри шагнул ближе. На шее Снейпа, прямо на месте укуса Нагайны, кожа слоилась и отходила лоскутами, точно порванный костюм, под которым блестела гладкая, отливающая серебром чешуя.

Из неподвижной груди вырвался протяжный вздох, и Гарри отпрянул. Снейп распахнул веки и взглянул на него пустыми, непроглядно черными глазами.

Гарри трясущейся рукой нацелил палочку ему в грудь.

— Вы! — задыхаясь, прошептал он. — Вы сделали это с Роном!

Снейп заговорил, и его голос звучал равнодушно и глухо, словно раздавался из пустого колодца:

— Я слышал ваш с мисс Грейнджер разговор. Она назвала меня героем. Она ошибалась, мистер Поттер. Я мог считаться героем, если бы погиб в тот день.

Гарри никак не мог отвести взгляда от перышка, прилипшего к бескровным губам. Он с силой прижал кончик палочки к груди Снейпа.

— Но зачем? Зачем вы убили их?!

Снейп приоткрыл губы. Это можно было принять за улыбку, но Гарри понял — Снейп просто демонстрирует акулий рот, полный острых как иглы зубов.

Гарри пораженно покачал головой.

— Кто ты? — глухо спросил он. — Что... ты такое?..

Снейп едва заметно шевельнул пальцами, и они вдруг начали удлиняться.

— Можете считать, что меня не существует, мистер Поттер, — растянув губы в жуткой ухмылке, сказал он. — Я тот, кто должен был погибнуть в Визжащей хижине, — пока Снейп говорил его тело вытягивалось точно резиновый жгут.

Гарри попятился. Неожиданно Снейп оскалил зубы и метнулся вперед в стремительном броске.

Гарри едва успел выставить перед собой палочку. Он оказался на полу, придавленный длинным извивающимся телом. В ту же секунд Снейп взвыл от боли и отпрянул. Из его груди торчал острый окровавленный обломок.

Гарри откатился в сторону и бросился бежать. Выскочив в коридор, он захлопнул за собой дверь и навалился на нее всем весом.

***

Когда через несколько минут в комнату ворвались авроры, они не обнаружили ничего, кроме извилистой кровавой полосы, прочерченной через пыльный пол.

— Похоже, он был сильно ранен, — сказал один из авроров, осмотрев комнату. — По следам видно, что добирался до окна ползком. Странно, что смог сбежать в таком состоянии.

Никто не ответил. Гарри не мог отвести взгляда от красной полосы на полу. Он знал, что такой след могла оставить огромная змея.

***

За окном раздалось монотонное шуршание листьев. Подул сквозняк, и тени от свечей заметались по стенам. Нарцисса Малфой передернула плечами и отложила книгу. Она встала, чтобы задернуть шторы, и вздрогнула, когда в темноте за окном мелькнуло чье-то белое лицо.


Название: Младенец
Автор: Qinste
Рейтинг: PG
Тип: гет, джен
Персонажи: ГП, ДУ
Жанр: ангст
Аннотация: после рождения сына с Джинни начинает происходить что-то странное
Отказ: все права на персонажей принадлежат Дж. Роулинг
Статус: закончено
Примечание: Написано на конкурс Британский флаг - 7 на тему "Черное и белое"

Роды начались вечером, когда у горизонта вспыхнуло алое зарево и на окнах домов засверкали красные блики. Джеймс Сириус родился тридцать первого декабря, в последние часы уходящего года.

Когда принесли новорожденного младенца, Джинни недолго подержала его на руках и отдала колдомедику.

— С ребенком что-то не так, — неожиданно сказала она.

— Что за глупости? — рассмеялся Гарри. Странное поведение жены не могло омрачить его счастья. — Десять пальчиков на руках, десять пальчиков на ногах. У нас прекрасный здоровый малыш.

— С нашим сыном что-то не так, — упрямо повторила Джинни.



***

Джинни исправно исполняла материнские обязанности: она кормила Джеймса и вовремя меняла пеленки, но старалась не прикасаться к нему без крайней необходимости.

Джинни словно подменили. Тихая и задумчивая, она подолгу глядела в окно, рассматривая засыпанную снегом улицу и закутанных в теплые одежды прохожих.

Однажды Гарри читал газету, а Джинни пеленала Джеймса у него за спиной. На улице быстро стемнело, валил снег. Жар от камина распространялся по комнате. Красные отсветы оживляли тени, ползущие по стенам.

Раздался крик, и Гарри резко обернулся. На Джинни не было лица. Зажав рот рукой, она неотрывно смотрела на Джеймса.

— Что случилось? — отбросив газету, Гарри кинулся к ним, опасаясь, что с ребенком что-то случилось.

Но с ним все было в порядке.

Джинни медленно убрала руку от лица.

— Ничего, — выдавила она. — Ничего, просто показалось.

Гарри тяжело вздохнул и поцеловал ее в висок.

— Тебе надо поспать, Джинни. Отдохни, — он взял ее за руку и отвел в спальню. Гарри вернулся и сам допеленал Джеймса.



***

Ночью Гарри проснулся и обнаружил, что Джинни нет рядом. За окном по-прежнему валил снег. В доме стояла мертвая тишина. Прошло около четверти часа, но Джинни так и пришла. Ощущая странное волнение, Гарри отправился на поиски и обнаружил жену в детской.

Джинни, босая, в небрежно накинутом халате, стояла напротив кроватки и неотрывно смотрела на ребенка. Руки безжизненно свисали по бокам ее тела.

— Что-то случилось? — с беспокойством спросил Гарри.

Джинни вздрогнула и повернула к нему бледное лицо.

— Он звал меня, — сказала она.

Гарри внимательно посмотрел ей в глаза.

— О чем ты? Джеймс еще слишком мал, чтобы разговаривать.

— Он звал меня по имени. Разве ты не слышал?

Гарри удивленно моргнул.

— Тебе приснилось, Джинни, — как можно спокойнее сказал он. — Джеймс не мог разговаривать. Пойдем спать.

Прежде чем увести Джинни из спальни, Гарри внимательно посмотрел на сморщенное личико спящего ребенка.



***

На следующий день Гарри ушел с работы раньше, чем обычно. По пути домой он заглянул к Гермионе.

— Джинни в последнее время странно себя ведет, = сказал он. — Я боюсь, с ней что-то не в порядке.

Гермиона принесла две чашки дымящегося кофе и села напротив, поставив локти на ручки кресла и сцепив кончики пальцев.

— У Джинни была тяжелая беременность, — сказала она. — Просто послеродовый стресс, скоро это пройдет. Через пару недель все наладится, — Гермиона протянула руку и ободряюще сжала его ладонь. — Все будет в порядке, Гарри.

Она встала с кресла и взяла с полки пару книг в глянцевых обложках.

— Вот, смотри, — она раскрыла одну из книг. — Этот маггловский автор пишет, что иногда материнский инстинкт просыпается не сразу...

Но Гарри уже не слушал ее. Он устало потер лицо руками.

— Я надеюсь, что так оно и есть, — сказал он. — Я так надеюсь, что ты права.



***

Когда Гарри вернулся домой, то услышал плач Джеймса и обнаружил разбросанные по полу пеленки. Его охватило смутное беспокойство.

— Джинни! — закричал он и бросился в детскую.

Джинни была там. Бледная как мел, она стояла перед кроваткой. Бескровные губы дрожали, а кончик трясущейся палочки целился в ребенка.

Джеймс разрывался от плача. Джинни посмотрела на Гарри полными слез глазами и повернулась к сыну. Палочка в ее руке дрогнула.

— Нет! — закричал Гарри и бросился вперед, сбивая ее с ног.

Джинни била крупная дрожь, слезы ручьем бежали из глаз.

— Я не могу! — прорыдала она, когда Гарри выбил палочку из ее ладони. — Не могу этого сделать. Но кто-то должен!.. Мы не можем допустить, чтобы все повторилось!

Гарри схватил ее за плечи и прижал к себе.

— Все будет в порядке, — прошептал он, гладя ее по щеке. — Все будет хорошо.

Гарри уткнулся лицом в рыжие волосы жены и заплакал вместе с ней.



***

Джинни оставили на долгосрочное лечение в больнице Святого Мунго. "Позаботься о Томе", — без каких-либо эмоций в голосе сказала она. Это были единственные слова, которые Гарри услышал от нее на прощание.

Гарри покормил Джеймса подогретой смесью. Он долго держал в руках пустую бутылочку, не сводя бездумного взгляда с окна. Третий день подряд шел снег. Казалось, будто весь мир потускнел и утратил краски. В доме стояла непривычная мертвая тишина. Гарри устало протер воспаленные от бессонницы глаза.

— Извини, малыш. Придется нам какое-то время пожить без мамы.

Раздался тихий смех. Гарри медленно обернулся и посмотрел на ребенка. Голову пронзило током, и он согнулся пополам от нестерпимой боли в шраме.

Когда приступ закончился, Гарри выпрямился и, тяжело дыша, уставился на младенца. Джеймс улыбался, его карие, как у матери, глаза медленно принимали красный оттенок.

@темы: фесты, Мини, фики

URL
Комментарии
2015-01-19 в 13:00 

kasmunaut
организатор-маньяк(с)
между прочим, человек, поставивший Шорох в топ - это была я)))

2015-01-19 в 18:32 

Qinste
kasmunaut,
Рада, что понравилось :white:

URL
2015-03-21 в 08:44 

Грибной царь
Здравствуйте!
Вы весьма активный член фэндома, в связи с чем интересно ваше мнение:
Скажите, что вы думаете о пейринге Гермиона Грейнджер/Геллерт Гриндевальд (ГГ/ГГ)?

2015-03-21 в 15:54 

Qinste
Грибной царь,
Я б почитала :gigi: Надо сделать такую заявку на Белив-фесте

URL
2015-03-21 в 17:21 

Грибной царь
Надо будет. Спасибо за идею.

   

Зловещий лес

главная